Операция по удалению аденоидов — это не трагедия

Маневич Игорь Семеновичврач-отоларинголог высшей категории
14.08.2014

Операция по удалению аденоидов — это не трагедия
Игорь Маневич: «Операция по удалению аденоидов — это не трагедия»

Многие родители отказываются делать детям операцию по удалению аденоидов, потому что она связана со многими трудностями, и это понятно. Но бояться не стоит, если операция будет сделана под наркозом. О том, что такое аденоиды и каковы их функции, рассказывает оториноларинголог Игорь Семенович Маневич.

—Как понять, что ребенок спит, а не храпит?

— На самом деле здесь четких ответов нет. Когда ребенок сопит, у него закрыт рот. И сопение не является патологией, это мягкое приятное для ушей мамы сопение, а храп звучит более жестко и производится более глубокими структурами носа и носоглотки, обычно открыт рот, и это всегда хуже. Иными словами, если ребенок сопит, то это относится к норме, а храп — это всегда повод для беспокойства. Что касается кормления грудью, то для маленьких детей это очень важный показатель. У маленького человечка есть такая особенность: он не может сосать грудь, когда у него не дышит нос. И первым делом лор, когда мама приносит ребенка на прием, спрашивает, как ребенок набирает вес. Это может показаться странным для мамы, но на самом деле это самое важное для нас. Если ребенок кушает хорошо, набирает вес в пределах нормы, то повода для беспокойства нет абсолютно, даже если маме кажется, что он как-то странно сопит. Если ребенок плохо сосет грудь, и причина в проблемах с носом, это случается из-за отека слизистой носа. Это можно исправить каплями, спреями, но конкретные советы давать невозможно, нужно каждый раз смотреть ребенка и назначать лечение индивидуально. Бывают ситуации, когда дети с самого рождения или чуть позже, с первых дней жизни, не могут есть. Это связанно с тем, что из-за анатомической особенности перекрыты хоаны. Бывает врожденное сращение хоан, бывает, что хоана перекрыта пленочкой или же костью. Если проблема с ними, надо провести обследование в стационаре, под наркозом: мы смотрим, действительно ли они перекрыты. Если да, то сразу же делаем операцию, освобождаем их. Потом нужно дождаться, чтобы они зажили, это длительный и тяжелый процесс, но об этом надо знать.

«Важно не упустить момент, когда аденоиды можно вылечить медикаментозно»

Еще неплохо бы коснуться детей более старшего возраста, если им больше 1–3 лет. У них храп и сопение связаны уже с проблемой аденоидов. Опять же, если ребенок уютно посапывает во сне — это хорошо, он может перевернуться на другой бок и перестать сопеть. Но если он во сне сильно храпит или даже дышит ртом ( у него нос перекрыт), а днем ходит с открытым ртом, часто простужается и отмечается снижение слуха, это говорит о том, что в носоглотке выросли аденоиды. Причем они на очень большой стадии развития, перекрыли носовое дыхание и уши изнутри со стороны евстахиевых труб. В этом случае тоже важно не упустить момент, когда аденоиды можно вылечить медикаментозно, то есть не вылечить, а уменьшить степень их развития. Аденоиды врачи делят на 3 или на 4 стадии. Если 1-я считается практически нормой, то при 2-й дыхательные пути перекрываются на 50%. Это можно вылечить медикаментозно, гомеопатией и физиотерапией. Но на 3 стадии они лечатся только хирургическим путем.

— В этом случае аденоиды можно вылечить вообще или мы говорим об уменьшении стадии?

—Да, об уменьшении. Аденоиды полностью вылечить нельзя и не нужно. Аденоиды — это полезная ткань, специальная дополнительная детская защита. Природа дает детям аденоиды, у взрослых уже аденоидов нет. Они где-то в пубертатном периоде, где-то в 14–15 лет начинают рассасываться и к 18 годам исчезают полностью. Но аденоиды природа дает в виде тоненькой аккуратной полоски ткани за носом в середине черепа. Как раз если они в виде полоски — это норма — нулевая степень. Первая степень — это когда полоска чуть шире, это тоже считается нормой, 2-я степень — это когда вместо полоски ткани вырастает такой хороший ком, который наполовину перекрывает задние отделы носа, 3-я степень — когда на две трети все перекрыто, и ребенок дышит через узенькую щелочку. Четвертая степень встречается крайне редко, когда аденоиды полностью перекрывают носглотку. При 2-й и 3-й стадии особенно аденоиды начинают перекрывать уши изнутри. От мамы требуется вовремя заметить проблему и обратиться к врачу, попытаться ее решить при помощи медикаментозного лечения. Смысл и цель лечения сводится к тому, чтобы уменьшить аденоиды в размерах.

«Аденоиды полностью вылечить нельзя и не нужно. Аденоиды — это полезная ткань, специальная дополнительная детская защита»

— В чем же польза аденоидов?

— Аденоиды — это передовая линия фронта, грубо говоря. Если в организм ребенка попадает инфекция, вирус, у него начинается аденоидит — аденоиды принимают бой на себя, они воспаляются, отекают и тем самым локализуют инфекцию, пытаются не пропустить ее глубже, чтобы она не пошла в бронхи, легкие, пазухи и в уши. Но когда они постоянно испытывают атаки вирусов, они заболевают сами, разрастаются, отекают, вот тогда и начинаются проблемы, вместо пользы они начинают приносить вред. Здесь очень важно не упустить момент, когда это все еще можно повернуть вспять, чтобы аденоиды уменьшились в размерах и стали здоровыми. Есть масса всяких методов — арсенал у нас большой. Другое дело, что не всегда мы побеждаем. Достаточно часто, по статистике каждому третьему современному ребенку, приходится делать операцию — аденотамию. Мамам надо объяснять, что операция по удалению аденоидов — это не трагедия. Большая ошибка, когда мама вместо того чтобы поставить себе задачу максимально улучшить качество жизни своего ребенка (чтобы он хорошо дышал, хорошо рос и развивался, хорошо слышал и мало болел ставит себе целью любой ценой избежать операции. Это подмена целей. Тем самым мама мешает своему ребенку жить полноценной жизнью и расти. Вокруг операций существует множество мифов. Главный миф: в человеке нет ничего лишнего, поэтому вырезать ничего нельзя, все для чего-то нужно. Так вот, операция абсолютно не противоречит этой теории. Мы не противоречим природе, мы вырезаем эту больную ткань, которая выросла у ребенка в носоглотке, которая перекрывает ему дыхание. При операции мы этот ком не убираем полностью, а подрезаем под самый корешок и возвращаем тот самый «статус кво», который природа и дала, полоску ткани. В результате ребенок хорошо дышит и защитные свойства становятся лучше. То есть природа не хотела, чтобы ребенок плохо рос, задыхался и храпел во сне. Она дала ему ткань, которая сейчас наносит ему вред. Операции бояться не стоит, и мамам стоит поверить, что не все лор-врачи горят желанием делать операции.

«Операция по удалению аденоидов — это не трагедия»

Второй миф — о вырывании аденоидов, он имеет под собой почву. Например, мне в детстве аденоиды удаляли дважды, первый раз я не помню, а второй помню прекрасно. У нас в стране до сих пор идет отдельный советский путь: почти все клиники удаляют аденоиды без наркоза наживую. Капают в нос анестетик, да еще связывают. Сама по себе операция по подрезанию аденоидов считается одной из самых кровавых, так как они густо снабжены сосудами — такова их анатомическая особенность. Когда их удаляют, все эти сосуды кровят. Если ребенок без наркоза, да еще связан, из него хлещет кровь, ему больно и страшно, он кричит. Самое главное, врач удаляет аденоиды вслепую: он наощупь вводит инструмент и что-то нащупывает. Естественно, ребенок борется за свою жизнь: кричит, вырывается, крутит головой. Это выглядит как средневековая пытка, а операция становиться очень некачественной. Врач, естественно, боится срезать лишнее и, как правило, срезает совсем чуть-чуть. Крови много, стресса много, а эффекта мало. Отсюда следующий миф, все мамы говорят: «Зачем удалять аденоиды, когда они могут вырасти снова?». Во-первых, они вырастают снова, когда их удаляют таким вот методом, потому что врач просто не может в этом случае качественно их удалить. Есть и такие дети, у которых аденоиды могут вырасти, даже если удалить их качественно. Это генетическая предрасположенность к повышенному росту этой ткани, и через 5–6 лет аденоиды могут вырасти снова. Но, во-первых, процент таких детей очень мал, и даже если конкретный ребенок попадает в этот процент, все равно эти 5–6 лет он живет полной жизнью. То, что аденоиды могут теоретически вырасти снова, не является причиной для мучений сейчас — для ребенка важен каждый месяц жизни. Пусть они вырастут, но если врач говорит, что операцию надо делать, значит, она нужна. Сейчас во всех цивилизованных странах эту операцию делают под общим наркозом. Я начал делать такие операции с 1997 года. Я стажировался в Италии, Израиле, Японии, Греции и везде интересовался именно этим вопросом. Операции, которые я провожу, — это предмет моей гордости. Я делаю точно также, как в любой приличной клинике в Англии, Германии, США. Наркоз общий, ребенок полностью спит, ничего не чувствует, а когда просыпается в палате — все уже готово. Конечно, горлышко болит, но рядом мама, гладит по головке, и все уже позади. Качество такой операции выше, потому что когда ребенок спит, мы специальными эндоскопами проникаем в задние отделы носа и на экране монитора видим реальную картину, что мы отрезаем, какие сосуды кровят, я их специальным лазером запаиваю. Получается цивилизованно, бескровно и, что самое важное, качественно.

«Если аденоиды солидного размера, то удалять их лазером нет смысла»

— В каких случаях вы применяете лазер?

— Каждый случай индивидуален, мы всегда применяем лазер, где-то меньше, где-то больше. Если аденоиды солидного размера, то удалять их лазером нет смысла. Их аккуратно срезают острым аденотомом, а лазером запаиваем сосуды. Можно проникнуть им в труднодоступные места, подшлифовать что-то. Еще один миф: мамы очень бояться наркоза, говорят, что это вредно. Этот миф поддерживают мои же коллеги, люди старой формации. Они считают наркоз очень времдным, предлагают «быстренько чик — и все». Это тоже дикое средневековье. Наркоз на самом деле не вредный, есть специальные детские препараты, специальные дозировки, детские анестезиологи. Ни в одной стране мира не возникает вопроса о вреде наркоза, а возожность оперировать без наркоза нигде кроме России не обсуждается. Наркоз нужен обязательно, это не стресс для ребенка, он безвреден и дает возможность сделать операцию качественно. Сейчас мы оперируем с 3 лет, но вообще в моей практике я делал операции полуторогодовалым малышам. Но это редкий случай, и даже в научных статьях моих коллег такие случаи описываются крайне редко.

Опять же, распространенная ошибка: многие пожилые лор-врачи говорят: «Аденоиды уже большие, но ребенок пока еще маленький. Давайте подождем до 6—7 лет и перед школой все удалим, и он пойдет в школу и будет хорошо дышать и хорошо учиться. Это неправда, это говорят именно в силу слабой технической оснащенности, когда нет возможности делать операции под наркозом, как положено во всем мире. Эти операции очень дорогостоящие, это и аппаратура, и врачи, большая материальная база, одним словом. Поэтому вводится очень медленно и чаще делают наживую. Эти врачи понимают, как они четырехлетнему ребенку сделают операцию: у него все маленькое, да он и не дастся. А ребенка 6-7 лет можно и связать, и прикрикнуть на него. Эти 4 года, на которые отложили операцию, для ребенка могут быть очень пагубными, он может потерять слух.

— Что должно настораживать маму? Например, открытый рот?

— Мама должна ежегодно приводить ребенка на обследование к лор-врачу, тогда он вовремя все увидит. Но ситуация может быть такая, что аденоиды вырастут за 2–3 месяца. Здесь уже может насторожить именно храп, сон с открытым ртом. Обычная ситуация: ребенок переболел простудой, его вылечил педиатр, но мама видит, что ребенок плохо дышит носом. Мама видит, что ребенок храпит, рот открыт — это повод отвести его к лору и исследовать на аденоиды, установить точный диагноз и степень заболевания, и проводить лечение. Здесь нам хорошо помогают детские стоматологи и ортодонты. Мама приводит ребенка, у которого неправильный прикус, и тогда чаще всего брекеты и пластины не ставят до того, как ребенок не обследуется на предмет аденоидов, потому что если они есть, они могут быть истинной причиной неправильного формирования челюсти и прикуса. В этом случае ортодонтическое лечение будет бессмысленно без решения основной проблемы. Также насторожить должно то, что ребенок стал хуже слышать, переспрашивает. Здесь могут быть как банальные серные пробки, так и аденоиды.

«Наркоз нужен обязательно, это не стресс для ребенка, он безвреден и дает возможность сделать операцию качественно»

Если в саду ребенок постоянно болеет, получается замкнутый круг. Дети ходят в сад, «ловят» инфекции, аденоиды принимают их на себя, восполняются, отекают, выделяют гной, мы вылечиваем этот процесс, потом ребенок идет в сад и заболевает снова. Две — три затяжные инфекции приводят к тому, что аденоиды постоянно воспалены, так незаметно они доходят до 3-й степени.

— Говорят, что не нужны стерильные условия, и ребенок должен подвергаться инфекциям, чтобы развивался иммунитет...

—Я не согласен с этим. Это из серии есть мороженное, если болит горло. Человеческий организм не резиновый и не двужильный. Старые и опытные лор-врачи делали так: часто болеющему ребенку, у которого аденоиды прогрессируют и не поддаются лечению они предлагали 3 месяца или на полгода не ходить в сад, а потом начать снова. Иммунная система у маленького человека тоже меняется каждый месяц. Может быть, сейчас она не приспособлена к таким атакам, в этом случае она не закалиться, не выдержит. Тогда скорее всего результатом следования принципа «клин клином» станет болезненный взрослый. Надо дать системе иммунной восстановиться, вырасти, стать более взрослой и только тогда попробовать снова, ак говорит мой девятнадцатилетний опыт.

Фотография: из личного архива И. С. Маневича
Автор: Оксана Плисенкова

Возврат к списку